zzweb-панель

Послеродовая депрессия: что делать молодой маме?

Как это начинается?


http://img.zzweb.ru/img/763546/mat_-i-rebenok.jpg
Все было нормально — беременность, роды в срок… Все как у всех. Мелкое хамство в консультации. Вы думаете, что вы здоровы? Это до сих пор вам так казалось – теперь у вас куча болезней, которые, скорее всего, скажутся на здоровье ребенка. Вы забеременели слишком рано или слишком поздно. Осмотры болезненны и торопливы. На вопросы не ответят, зато с нечеловеческим упорством уговаривают купить чудесные витамины или редкостную пищевую добавку.

В роддоме полное равнодушие, и это еще в лучшем случае. Ваш страх, боль и тревога вызывают явное раздражение. Вообще похоже, будто никто не понимает, как вам нужны поддержка, одобрение, сочувствие. Очень страшно ухаживать за новорожденным – и толком ничего не объясняют. Как-то странно он выглядит – проплешинки в волосиках, корочки, голова вытянутая…

Муж не помогает (когда помогает – лучше бы не мешал). Мама и свекровь достают советами (впрочем, есть еще лучше вариант – когда некому помочь). Прелестное крошечное существо, оказывается, умеет дико визжать целыми часами. К тому же оно явно предпочитает ночной образ жизни – поспать-то можно и днем. Всем нынче известно, что каждая здоровая и любящая мать может и должна кормить, — а молока три капли, и те уходят. И – спать! Спать хочется!

Первые визиты в детскую поликлинику: диатез, гипертонус, ПЭП, сопли. «Почему он не спит? Почему плачет? Что это за сыпь? Должны ли так дрожать ручки? Мне кажется, я не справляюсь. Я больше не чувствую радости. Это не похоже на то, чего я ждала и к чему готовилась с такой любовью. Я хочу наконец остаться одной. Я хочу выспаться и выплакаться. Мне кажется, я не могу любить его».

Послеродовая депрессия: тоска и другие проблемы.


Вообще диагноз «депрессия» предполагает такие симптомы как подавленное настроение, общая вялость и заторможенность (больной медленно соображает, неохотно и мало двигается, предпочитает лежать, не может работать, не склонен к общению, его речь тихая и медленная). Могут присутствовать мысли о бессмысленности жизни, о самоубийстве.
На практике послеродовые эмоциональные расстройства (обычно их называют послеродовой депрессией) чаще всего выглядят несколько иначе.
Большая часть страдающих ими женщин более или менее справляются со своими обязанностями – ухаживают за ребенком, ведут хозяйство. Все проблемы обычно объясняются естественной усталостью, нехваткой времени на себя, и воспринимаются как временные трудности.

Контакт с внешним миром ограничен – но это естественно, когда сидишь с ребенком. Усталость, не проходящая даже после сна, быстрая утомляемость от самой легкой нагрузки – вполне понятно при бессонных ночах и кормлении. Мама, кажется, ни о чем не может думать, кроме ребенка (ну а как же иначе). Она перестает следить за собой, делается раздражительной и слезливой. Все это достаточно неприятно, но и сама молодая мама, и ее семья предполагают, что со временем ситуация изменится к лучшему.

Одна из самых распространенных на практике жалоб молодых мам – душевное истощение, переходящее в равнодушие, неспособность испытывать хоть какие-то положительные эмоции. После первой эйфории – родился! здоров! — наступают будни с их заботами и рутиной. Постепенно нарастает чувство утомления. Женщина жалуется на отсутствие материнских чувств: «мне казалось, что я буду любить его больше всего на свете, а я ничего не чувствую», «чувствую одну усталость». Очень часто даже самые близкие люди не обращают внимание на ее состояние: она кажется немного утомленной, невеселой, иногда раздражительной, но это легко объясняется естественными причинами и не кажется очень тревожным. Ясно, что в таком положении женщина чувствует себя одинокой и беспомощной. Отношения с родными как-то остывают, сводятся к функциональным: можешь помочь – спасибо, не можешь – до свидания (само собой, семейную жизнь такое не украшает). Вообще в таком состоянии женщина склонна проецировать свои переживания на близких: это они равнодушные, не хотят помогать.

http://img.zzweb.ru/img/763546/domohozyaika.jpg
На самом деле за такой «бесчувственностью» скрывается буря эмоций. Молодая мать, страдая от депрессии, бессознательно чувствует опасность: если дать волю чувствам, можно потерять контроль над собой; однако справиться не удается. Если мама испытывает слишком сильную тревогу, чувства вины, разочарования, неуверенности, — она бессознательно пытается защищаться и защитить ребенка. Она продолжает выполнять свои обязанности, пытается держать себя в руках.

Многие женщины жалуются, прежде всего, именно на чувство бессилия, потому что боятся, что подавленное состояние матери, даже если она формально выполняет свои обязанности, вредит ребенку.

Эмоциональные проблемы довольно часто возникают, если беременность протекала с осложнениями (даже очень незначительными), если роды были не вполне благополучными, если ребенок болел в первые недели жизни. Дело в том, что мать грудного ребенка воспринимает себя и младенца как одно целое. Любая проблема ребенка для нее не может быть случайностью – это всегда ее вина, ее ошибка. Очень распространенная ситуация – ребенок родился здоровым, но на первых неделях подхватил инфекцию. Большой опасности нет, но маме с маленьким приходится ненадолго отправиться в больницу. Ребенок выздоравливает, они возвращаются домой, — и тут-то все и начинается… Такие мамы иногда говорят о себе – «перегорела». В больнице, пока необходимо, — она активна, все устроит, обо всем договорится, подбадривает других; через неделю, дома, она едва найдет силы встать к ребенку.

Послеродовые эмоциональные расстройства могут и не иметь видимых причин. Ученые считают, что они могут возникать из-за гормональных изменений в организме беременной или недавно родившей женщины, в сочетании с большой нагрузкой. Опыт показывает – практически любая только что родившая женщина переживает подобные проблемы, просто у всех это протекает по-разному.

Многое зависит, как она сама и ее родные относятся к этому состоянию. Понятно, что если молодая мама ухаживает за ребенком и вдобавок измотана своей депрессией, вся ответственность за контроль над ситуацией ложится на папу и бабушек-дедушек. Только они могут помочь женщине справиться со своим состоянием. Потому что она в это время сильно зависит от их отношения.

Вообще молодая мама (как и беременная женщина), хотя и выглядит полностью погруженной в свое материнство, на самом деле очень зависит от своего окружения – как к ней относятся, что сказали, как посмотрели. Каждая мама знает, как на детской площадке товаркам рассказываешь: вот обидное что-нибудь про ребенка сказали или (еще чаще) про твои невысокие материнские качества. Ведь при этом сама рассказчица прекрасно знает, что сказали ерунду — но который раз будет пересказывать, заочно спорить, переживать обиду.

В народе существуют две основных взгляда на послеродовые эмоциональные расстройства.

Мнение №1: «это капризы и распущенность». Обычно эту точку зрения транслируют мамы и свекрови.

Это распространенное мнение вынуждает женщину игнорировать свое состояние (которое от этого не становится легче). Она утрачивает право жаловаться, просить о помощи, искать сочувствия. Тем не менее, усилия не приносят ожидаемого результата, и материнство дается ей с трудом – потому что вообще нельзя заставить себя быть хорошей мамой. В результате – чувство вины, нарастание психологических проблем, утрата контакта с ребенком. Внешне со временем все приходит в норму, но почему-то мама начинает часто болеть, жалуется на трудности отношений с ребенком, мужем.

Мнение №2: «Это тяжелая болезнь – ничего не поделаешь, бывает и хуже… Вон в газетах писали – женщина в таком состоянии может что угодно сделать, в Америке одна вообще всю семью перерезала. Так что скажи спасибо и терпи».

Такой взгляд на вещи может привести к потере контроля над собой из-за страха. О проблемах с психикой у молодых матерей, действительно, стали много говорить в прессе, при этом часто смешивая обычные послеродовые депрессивные состояния и тяжелые расстройства – психозы (когда женщина не контролирует свои поступки и нуждается в госпитализации).

http://img.zzweb.ru/img/763546/plach-rebenka.jpg
Проблема в том, что подобные состояния – не грипп, их не получается переболеть. Да, статистика показывает, что на втором году жизни ребенка состояние большинства матерей с послеродовыми эмоциональными расстройствами стабилизируется. Однако это не проходит бесследно для ребенка: первый год жизни (а особенно первые месяцы) – это время, определяющее дальнейшее развитие его психики. У мамы нарушается естественный контакт с ребенком, что в дальнейшем скажется на ее возможности чувствовать малыша, реагировать на его состояния, регулировать его поведение. В целом, такое нарушенное в самом начале материнство может стать достаточно тревожным, утомительным и разочаровывающим.

Еще раз и по порядку


Стадия первая (необязательная) – стресс, испытанный во время беременности, родов или в первые дни жизни ребенка. Наиболее распространенные причины: болезнь, семейные проблемы, опасения за здоровье ребенка, проблемы с молоком. (Если ничего такого не было, во всем вините гормоны).

Стадия вторая – погружение в депрессию. Первые жалобы на усталость, неустойчивое настроение. Тревога за здоровье ребенка (часто не соответствует реальным поводам для беспокойства).

Стадия третья — беспомощность. Обычно на этой стадии близкие замечают изменения в поведении: женщина перестает следить за собой, делается крайне пассивна, замкнута. Тревога как будто ослабевает, но становятся заметнее утомление, вялость, плохое настроение. Подавленность может переходить даже на отношения с ребенком. Женщина страдает от одиночества и беспомощности. Проблема в том, что, как и ее страдание, просьбы о помощи скрыты под маской утомленного равнодушия. Она зовет на помощь и одновременно отталкивает протянутую руку.

SOS!


Вот некоторые признаки, на которые родным и друзьям молодой мамы стоит обратить внимание – возможно, они говорят о серьезных эмоциональных проблемах:






http://img.zzweb.ru/img/763546/tired.jpg
В особую группу риска входят те мамы, у которых были какие-либо проблемы со здоровьем ребенка, пусть самые незначительные. Само по себе это может совершенно не сказаться на здоровье ребенка, но в большинстве случаев вызывает депрессию у мамы.

Иногда нарушения у ребенка можно заметить раньше, чем изменения в состоянии мамы. У малышей последствия материнской депрессии проявляются в нарушениях аппетита, вялости, беспричинных приступах безудержного плача, отсутствии характерного оживления при виде знакомых лиц или игре, высокая температура «просто так» (не сопровождается простудой, держится день-два и проходит).

Что говорят мамы


История Татьяны, 31 год: «Год назад я родила мальчика. В начале беременности сильно отравилась и попала в больницу. Как потом выяснилось, на здоровье ребенка моя болезнь не сказалась, но вот в больнице практически любой разговор с врачом сопровождался репликами типа «о чем же Вы думали, надо было следить за питанием, да Вы вообще понимаете, чем это чревато, подумайте, хотите ли сохранять…». То есть я понимала, что они вроде все правильно говорят, но постепенно чувство вины просто стало невыносимым. Как будто я специально пошла в кафе и съела этот несчастный салат. Меня муж и мама успокаивали, как могли, но в глубине души я чувствовала себя… ну, в общем что если с ребенком что-то будет не так, это я с ним сделала. До сих пор воспоминания мучают меня, чувство вины не ослабевает. Вместо того, чтобы радоваться своему счастью, я постоянно тревожусь за Егора. Я, например, не могу спать, слушаю, дышит ли он и все такое».

По словам Татьяны, все близкие очень беспокоились за ее состояние, и их понимание было важно для нее. «Хотя, наверное, они боялись сделать мне больно и не говорили прямо о том, что я переживаю именно свою вину перед ребенком. Как будто просто я беспокоюсь о здоровье Егорки, как любая мама…Я думаю, они все понимали, но тоже не могли начать разговор. Мне было бы легче, если бы мы поговорили более откровенно».
Кстати, с тревогой первых месяцев («дышит или не дышит?») очень помогают справиться такие специальные датчики с микрофоном, только надо не забывать менять батарейки.

История Ирины, 27 лет: «У меня молока было очень мало с самого начала, и я вынуждена была докармливать. И в роддоме, и в поликлинике меня буквально истерзали советами и сожалениями – как это я позволяю молоку уйти! знаю ли я, как это плохо для ребенка? а иммунитет? а психологические последствия?.. За всем этим слышалось только одно – если бы я по-настоящему хотела, молоко бы пришло. Я делала все, что мне говорили, и верила, что все наладится, но ничего не вышло – мы перешли на искусственное вскармливание. Я постоянно чувствовала вину перед дочкой, свою никчемность (хотя она и прибавляла, и развивалась нормально). Муж теперь вспоминает, что я первые полгода постоянно взвешивала дочку, высчитывала, сколько съела, сравнивала с другими детьми. Наверное, мне надо было оправдаться, показать, что я делаю все возможное… Но эти безнадежные попытки, и то, что я ни о чем не могла больше думать, привели к тому, что я многое упустила в наших отношениях. Возможно потому, что я на самом деле была занята своими переживаниями, а не ребенком».

Подруга Ирины, сама пережившая похожие проблемы, пыталась поговорить с ней. «Мне было важно ее сочувствие и готовность помочь. Хотя тогда я всячески старалась свернуть разговор, мне все равно становилось легче».

История Светы, 24 года: «Я чувствовала себя настолько измотанной, что ни о чем вообще не думала. Покормила, переодела – и ложусь. Я могла просто лежать, даже читать не хотелось. Много смотрела сериалы, самые тупые: не скажу, что мне это было интересно, просто как-то успокаивало. Ни с кем не хотелось видеться, я старалась не подходить к телефону. Мне стало безразлично, как я выгляжу. Я превращалась просто в растение. Только с ребенком я немного оживала. Где-то к шести-семи месяцам это состояние стало понемногу рассасываться. Плохо было то, что я не могла почему-то нормально поговорить с мужем или хоть с кем-то из подруг: просто язык не поворачивался (не хотелось услышать, что все это ерунда, надо взять себя в руки и т.д.). Хотя в то же время мне хотелось, чтобы кто-нибудь догадался, что мне плохо и это не мои капризы».

Света вспоминает, как плакала по ночам, представляя воображаемые диалоги с мамой, мужем, близкой подругой. «Мне трудно было заговорить о том, что меня мучает. Я думала – неужели не видно, что со мной не все в порядке? неужели им все равно?» Светина мама считала, что дочь «распустилась» и старалась не говорить с ней о ее состоянии (показывая, что не придает этому значения). Мужа Светы ее состояние беспокоило, но он думал, что это естественно в ее положении и пройдет само. «Сейчас все прошло, но осталась какая-то холодность к ребенку – я люблю ее, конечно, но большой близости не чувствую. Мне хотелось бы иметь еще детей, но я боюсь повторить все сначала».

Ну и что же делать маме?


Младенцы вообще нуждаются в настоящей маме. Настоящая, правильная мама (с точки зрения младенца) обеспечивает ему физический комфорт (сытость, тепло, сухость) и очень важную для него вещь – любовь. То есть единственное, в чем может быть обделен ребенок депрессивной мамы, — это в любви (потому что бабушка поможет перепеленать, няня согреет бутылочку и т.д.).

http://img.zzweb.ru/img/763546/baby-mum.jpg
Но! Если последствий материнской депрессии для психики ребенка полностью избежать не удается, их можно свести к минимуму. Потому что есть вещи, которые можно делать в любом состоянии.




Есть такие переносные домашние креслица для самых маленьких – в них ребенку удобно спать, и есть ремни безопасности. Чуть попозже можно закреплять ребенка в полусидячем, чуть приподнятом положении, когда ему захочется «погулять». Так вы не будете прикованы к детской, и малыш сможет больше быть с вами.




А помочь-то можно? (информация для членов семьи)


Очень важно решить бытовые проблемы: маме нужно максимальное время для сна, хорошее питание, по возможности свобода от домашних хлопот и иногда немножко свободного времени «для себя любимой». Членам семьи хорошо бы знать, что послеродовой период и кормление грудью, помимо всего прочего, сопровождаются повышенной утомляемостью, поэтому маме потребуется больше времени для отдыха. Кто не верит, пусть попробует проснуться четыре раза за ночь и каждый раз с полчаса таскать по комнате четырехкилограммовый сверток (а в жизни еще надо менять памперс и исполнять «ш-ш-ш, а-а-а»).

Всякие полезные мелочи, вроде кенгурушки, нагревателя для бутылочки, переносного креслица и др., очень упрощают жизнь, о них лучше позаботиться заранее (если Вы верите в приметы, пусть родственники закупают и складируют у себя). Опыт показывает, что младенцу требуются совершенно невообразимые количества памперсов, детского крема (масла), салфеток, мягких чистых тряпочек и ваты. Товарные партии всего этого опять же лучше припасти заранее.

Но важнее всего для мамы — элементарное понимание и терпение. Интервью, приведенные выше, показывают: женщине с послеродовой депрессией необходимо как минимум поговорить о своем состоянии, но ей трудно начать разговор первой. Не обязательно заводить многочасовую беседу с обсуждением деталей. Достаточно нескольких слов утешения. Можно сказать: «Мне кажется, тебе плохо. Хочешь, поговорим?» Даже если в ответ Вы услышите «нет», такая фраза открывает возможность вернуться к разговору позже. Если женщине трудно говорить о своем состоянии, можно договориться о кодовой фразе (например, «у меня плохое настроение»), чтобы Вы знали, что у нее приступ депрессии.

http://img.zzweb.ru/img/763546/father-and-baby.jpg
Надо обязательно давать выговориться. Совместная прогулка с коляской – идеальное время, чтобы поговорить о происшедшем за день, что было хорошего, плохого. Во-первых, совмещается приятное с полезным, во-вторых, разговор лучше вести на нейтральной территории, тогда огорчения и проблемы кажутся проще (проверено). Часто мама говорит: ну, все эти кормления-пеленания никому, кроме меня, неинтересны. На самом деле ей просто трудно самой начинать разговор. Зато от таких бесед огромная польза: ослабевает тревога, снимается раздражение. Потом, отцу ребенка, например, легче установить контакт с младенцем, если он будет в курсе всех событий, происходящих за день. Кстати, любому нормальному отцу все это очень интересно, просто они больше понимают, когда говорят о конкретных событиях, а не о переживаниях (иногда это называется «ныть и жаловаться»).
Полезной может оказаться беседа с психологом (особенно, если женщина чувствует, что ей трудно говорить с близкими о своем состоянии). Обязательно обсудите такую возможность. Объясните, что вы можете помочь сделать первый шаг — позвонить, записать на прием; предложите сопровождать в дороге.

Самое главное – возвращать молодую маму к реальности, не давать увязнуть в своих эмоциях. Жалуется на отсутствие материнских чувств – надо объяснить, что это пройдет, не надо попусту винить себя, стоит почаще брать маленького на руки (потому что это во-первых, необходимо для его нормального развития, а во-вторых, постепенно помогает маме восстановить утраченный контакт с младенцем). Если ушло молоко – скажите, что для психологического комфорта ребенку достаточно получать бутылочку, лежа на руках у мамы (это имитирует кормление грудью). Если жалуется на утомляемость, плохой сон – пусть побольше гуляет с коляской (и ребенку польза). Когда малыш окрепнет, переноски и кенгурушки позволят маме гулять более свободно, этой возможностью надо пользоваться. Движение и свежий воздух помогут восстановить силы, а смена обстановки улучшает настроение.

Практика показывает, что простое выполнение таких действий, даже если женщина жалуется, что «ничего не чувствует», дают очень многое. Присутствие мамы, физическое тепло ее тела, прикосновения – этого вполне достаточно для младенца. Еще это поможет маме справиться с чувством беспомощности и самообвинениями. Любой, даже самый незначительный поступок – уже шаг к выздоровлению.



Иллюзии и реальность. С материнством связано несколько распространенных мифов. Если вы готовы ответить «да» на все утверждения из левой колонки, вы в группе риска: материнство может стать для вас тяжелым испытанием.

«У хорошей мамы на все хватает времени»
Да, НО только если ей помогает вся семья. Между прочим, в старину даже самой бедной крестьянке помогали как минимум все бабушки-дедушки семьи (кто не работал в поле – присматривал за детьми).
Рассказы глянцевых журналов («Ребенок или карьера? Как стать супер-мамой, фотомоделью и директором банка») имеют мало общего с реальностью. Разве что вы можете позволить себе нанять двух нянь, домработницу и водителя.

«Все будут любить моего ребенка, как я»
Неправда. вы можете встретить равнодушных или недоброжелательных людей. Вашему ребенку нужна только ваша любовь, все остальное его (и вас) не касается.

«Мои близкие возьмут на себя часть забот о ребенке»
Не обязательно. Если этого не произошло, бесполезно тратить силы на выяснение отношений. В конце концов, вы решили родить его и вы за него отвечаете. У Ваших родственников могут быть свои планы на будущее, и свои представления о помощи. Вообще, чтобы не было сюрпризов, расстановку сил лучше выяснить еще в первые месяцы беременности.

«Хорошая мама всегда в хорошем настроении. Раздражение и подавленное настроение матери сказываются на ребенке»
Еще чего.
Колебания настроения свойственны молодым матерям. Если вы чувствуете тоску или раздражение, лучше «выпустить пар»: отойти от ребенка (!), поплакать, выругаться, хлопнуть дверью. Идеальное место, чтобы прийти в себя – ванная. Пришли в себя – возвращайтесь к ребенку.
Если у ребенка что-то не в порядке, виноваты родители
(вариант – «у хорошей мамы с ребенком все ОК»)
Только у рекламных младенцев не бывает опрелостей, соплей и поноса. Нормальный ребенок иногда болеет.
Что бы ни случилось, чувство вины только парализует вашу активность. Некоторые вещи просто случаются. Человек не может контролировать абсолютно все. (Вообще идея тотального контроля – признак душевной болезни). Просто старайтесь делать все, что в ваших силах, и не надо бояться ошибок. Опытные мамы (и врачи) знают: младенцы на самом деле – очень живучие и легко приспосабливающиеся существа.
27.09.2013


вернуться в «Депрессия и стресс. Как лечить?»

ДОБАВИТЬ комментарий, предложение, вопрос...